21 сентября — день Рождества Пресвятой Богородицы

21 сентября — день Рождества Пресвятой Богородицы

Взглянула не в глаза мои, а через них смотрела в душу.

Приближается один из двунадесятых праздников — Рождество Пресвятой Богородицы. Она является одной из самых почитаемых святых, потому как  выступает заступницей рода человеческого перед Богом. Небесная Царица покровительствует матерям и младенцам, семейному очагу и плодородию. 

В Енисейском краеведческом музее есть небольшая коллекция икон — памятников изобразительного искусства. Иконопись-особый вид живописи. На образах движение сведено к минимуму. Особыми знаками передается власть Духа над человеческим телом. Выражение лица, положение головы, рук, одежда являются символами, повествующими о духовных волнениях.
Интересным экспонатом является икона Божьей Матери (предположительно, Корсунской). Автор неизвестен. Да и век тоже, но, предположительно, XIX. Поясное елеуссное изображение Богородицы, обеими руками прижимающая к себе младенца. Глаза Матери полны любви и грусти. Сам маленький Христос изображен в обычной для малышей позе: Он крепко обнимает Мать, хватаясь за ее одежду, точнее, за темно-красный мафорий — головное покрывало. В правой руке Христос держит свернутый свиток, символизирующий пребывание полноты познания в руках Божиих и скрытое от людей предназначение: ведь никто, кроме Матери, не знает, что Младенец Иисус — Сын Божий, пришедший в мир спасти всех людей. Одежды Христа светлые, на голове красная митра, символизирующая терновый венец, искупление людских грехов грядущими страданиями.
Это одна из немногих икон, бывших в плачевном состоянии и отреставрированных в Омском областном музее изобразительных искусств им. М.А.Врубеля.

Главный хранитель Козлова Н.А.

 

Цветные сны трезвеющей России

Цветные сны трезвеющей России

Цветные сны трезвеющей России. 

(ко Всероссийскому дню трезвости)

    С конца XIX века в России стала все более широко обсуждаться проблема народного пьянства. Многие представители культуры, медицины и образования посвящали этому вопросу статьи и брошюры, призывая народ к трезвому образу жизни. Врачи, в первую очередь, пишут о вреде алкоголизма телу, священники призывают очистить душу от пагубной страсти. Деятели культуры говорят о безнравственном поведении, педагоги плачут о тысячах безграмотных людей. Постараемся на основе источников библиотеки Енисейского краеведческого музея осветить процесс осознания пьянства социальной и культурной проблемой общества, а так же проследить, с помощью каких механизмов реализовывался план «вытрезвления России».

    Русская Православная Церковь, со своей стороны, так же пыталась решать эту национальную проблему, опираясь на христианское вероучение. Поначалу создавались небольшие братства и общества трезвости при некоторых приходских храмах. Местные общества трезвости, работавшие обычно под руководством епархиальных архиереев, занимались утверждением трезвого образа жизни, организацией досуга и духовного просвещения населения. Так, например, с июля 1915 года Енисейские Епархиальные Ведомости вели ежемесячную рубрику «Странички Трезвости», где инструкторы-миссионеры трезвости давали отчет о своей проповеднической работе. Председателем Губернского общества трезвости, созданного 3 мая 1915 года, был епископ Енисейский и Красноярский Никон. Планы противоалкогольной деятельности епископа Никона были поистине грандиозны. Он желал построить девять Народных Домов в таких городах как Канск, Ачинск, Минусинск и т.д. , таким образом через шесть лет планировалось покрыть сетью противоалкогольных учреждений всю губернию. А так же предполагалось созвать съезд общественных деятелей и врачей для выяснения различных вопросов, касающихся борьбы с алкоголизмом применительно к местным условиям.

    В публицистике конца XIX – начала XX веков проблема алкоголизма и борьбы с ним получила разностороннее освещение. Доктора пытались донести до людей мысль о том, какой вред приносят спиртные напитки организму. В протоколах очередного административного заседания общества врачей Енисейской губернии от 28 ноября 1895 года №5 в содержании мы можем увидеть реферат доктора П. М. Коновалова по поводу речи доктора Smithʼa: «Какое положение должны мы, врачи, занимать в вопросе об алкоголе?». В ней он рассказывает о вреде алкоголя и призывает к полному воздержанию от него не только пациентов, но и самих врачей. Ведь врач яснее всех должен понимать, «что только абсолютное воздержание представляет самое верное предупреждение против такой страшной болезни нашего века, как алкоголизм, требующий материальных, моральных и психических жертв больше, чем война или чума…. Врач собственным примером и советом должен способствовать воздержанию от всех содержащих спирт напитков и пользоваться всяким случаем, чтобы упрочить и поддержать эту идею в борьбе с дурным обычаем общества – пить».

    В выпуске №36 брошюры «Борьба с пьянством» (алкоголизм) под редакцией И. Горбунова-Посадова от 1914 года размещена статья доктора медицины и идейного поборника трезвости — Ивана Васильевича Сажина «Наиболее распространенные причины алкоголизма и необходимость борьбы с ними». Иван Васильевич — доктор медицины, военный врач, генерал, энтузиаст борьбы за трезвость в среде военных. С результатами глубоких исследований по проблеме алкоголизма выступал на многих съездах, в том числе на съезде детских врачей. Им написан целый ряд трудов: «Влияние алкоголя на нервную систему, в особенности развивающегося организма», «Может ли быть алкоголь пищевым веществом?», «Алкоголизм в армии и меры борьбы с ним». На труды Ивана Васильевича ссылались даже некоторые доктора зарубежной медицины.

    С открытием военных действий 18 июля 1914 г казенная продажа алкоголя была прекращена, сначала временно, а затем и на все время войны для экономии стратегического сырья в виде зерновых для действующей армии. Через год, со времени принятия этой меры, Акцизное управление Енисейской губернии провело анкетирование населения с целью узнать, насколько оказалась полезной трезвая жизнь для народа. Для этого было разослано 4000 опросных листов. А полученные ответы – сельских старост, учителей, лесничих, чиновников, священников, врачей и мировых судей были систематизированы в таблицы с пояснениями и изданы в 1916 году под заголовком «Как отразилось запрещение продажи крепких напитков на жизни населения Енисейской губернии». Исходя из ответов,

громадная масса населения глубоко осознает благодетельное влияние этих мер как с нравственной, так и с экономической стороны жизни населения. Безусловно, данная статистика имеет ряд погрешностей, так как опрос базировался на материалах заинтересованных лиц, а пьянство и «самогонщики» останутся головной болью новой, советской власти.

Библиотекарь Фондов ЕКМ

Ольга Евгеньевна Крушинская

По копейке «с бороды»

По копейке «с бороды»

5 сентября 1698 года, 320 лет назад, Петр I установил налог на бороды, чтобы привить своим подданным моду, принятую в других европейских странах! 

С самого начала своего правления он взял курс на сближение с Западом. Наглядным образом это проявилось в заботах царя о том, чтобы русские люди и внешним обликом должны напоминать жителей Европы. Начало преображению русского человека в европейца положило возвращение Петра I в Москву из первого путешествия по Европе. В августе 1698 года на следующий день после прибытия из-за границы 26-летний царь Петр Алексеевич в собрании бояр велел принести ножницы и собственноручно и публично лишил бороды нескольких бояр знатных родов. Бояре были шокированы выходкой царя, от их солидности и суровости не осталось и следа. Позже Петр неоднократно проделывал подобную операцию. Однако новые порядки приживались с трудом. Царя осуждали, его новшество не принимали; были и такие, кто, расставшись с бородой, кончал жизнь самоубийством. По всей России роптали, ведь считалось, что бритье бороды – грех, а священники отказывали в благословении безбородому. В действиях Петра бояре усматривали покушение на сами устои русской жизни и упорствовали в бритье бород.

В связи с этим 5 сентября 1698 года Пётр I установил налог на бороды, дабы все же привить своим подданным моду, принятую в других европейских странах. Для контроля был введен и специальный металлический жетон – бородовой знак, представлявший своего рода квитанцию об уплате денег за ношение бороды. Уже к концу этого же года требование брить бороду было распространено на основные группы городского населения; была определена и штрафная сумма за неисполнение распоряжения. А согласно указу 1705 года все мужское население страны, за исключением священников, монахов и крестьян, было обязано брить бороды и усы. Налог за ношение бороды был увеличен в зависимости от сословной принадлежности имущественного положения человека. Устанавливалось четыре разряда пошлины: с царедворцев, городовых дворян, чиновников по 600 рублей в год (огромные по тому времени деньги); с купцов – по 100 рублей в год; с посадских людей – по 60 рублей в год; со слуг, ямщиков и всяких чинов московских жителей – по 30 рублей ежегодно. Крестьяне пошлиной не облагались, но каждый раз при въезде в город взималось по 1 копейке «с бороды». Отменена пошлина была лишь в 1772 году.

Вот и в Енисейский острог можно было попасть бородатому мужику только после уплаты одной копейки. Таковым можно считать самый первый налог, который попал в казну города Енисейска.

Т. А. Ушенина

Фото автора

 

Музей на выезде

Музей на выезде

Енисейский краеведческий музей всегда готов к сотрудничеству.

В Лесосибирском краеведческом музее в корпусе 2 (Музей Леса) по адресу 9 мкр., 10а открылась выставка, посвящённая нашему огромному и прекрасному краю!

Один зал посвящён Енисейску, его истории и приближающемуся 400-летнему Юбилею. Заведующая экспозиционно-выставочной деятельностью Александра Олеговна Чайкова организовала достойный подбор работ и экспонатов из фондов Енисейского краеведческого музея им. А. И. Кытманова и вместе с художником – оформителем музея Гадилёй Ахметовной Кононовой они создали замечательную, компактную экспозицию, несущую значительный объём информации о нашем городе.

На торжественном открытии выставки присутствовал глава города Лесосибирска Андрей Владимирович Хохряков, заместитель главы администрации города Лесосибирска Раиса Сергеевна Вирц. Исполняющая обязанности руководителя управления культуры, туризма, спорта и молодёжных проектов города Енисейска Жанна Сергеевна Хмелькова от имени администрации Енисейска поздравила «музейщиков» Лесосибирска с открытием выставки в целом, а на предложение Раисы Сергеевны о сотрудничестве ответила: «Мы будем рады, вы только приглашайте».

Сегодня так необходимо распространять как можно больше информации о Енисейске и приближающем юбилее, что становится понятным, как важна такая выставка для нашего города, для развития в будущем въездного туризма на наших территориях, в том числе не только для города Енисейска, но Лесосибирска и всего Красноярского края.

Т. А. Ушенина 

                                                      Фото автора 

 

 

В Енисейске такие яблоки не росли

В Енисейске такие яблоки не росли

Продолжая серию рассказов о потрясающих моих земляках, хочу, чтобы ДО юбилея люди знали, чьим трудом славился город. Сегодня рассказ о высочайшем специалисте ветеринарной службы – Николае Ивановиче Орса.

    На одной из фотографий из личного дела, хранящегося в музее, Николай – молодой и красивый – в бытность свою студентом Университета имени Иосифа Пилсудского в Варшаве.

    Он поступил туда в начале 30-х годов XX века. Это было одно из крепких учебных заведений в Европе, открытое при Александре I.

    Про фотографии – вообще особая речь. Два редких снимка. На одном из которых сфотографированы в обыкновенном городском дворе известные наши врачи: Яков Иосифович Бендиг (хирург), Мария Васильевна Шпатаковская (терапевт), Вера Фёдоровна Тильмач (гинеколог), Елизавета Николаевна Бочкарёва (инфекционист) . С ними в одной компании – профессор , тоже доктор, но — технических наук – Александр Поликарпович Кужма … На другом — не по доброй воле оказавшийся здесь Константин Рабчинский. Почти ВСЕ эти люди из числа ссыльных в Енисейск!

    Молчаливыми свидетелями их передвижения по городу были старинные дома да крепкие тополя. Хлопанье птичьих крыльев заглушало печальные вздохи. Слёзы матерей и жён незримо падали в воды Енисея. Ждали когда-то новости про освобождение. Работали для укрепления могущества Родины.

    И как работали! Среди сохранившихся Почётных грамот Николая Ивановича – производственные, от городских властей, от Исполкома Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся за период с 1962 по 1976 годы. Какие трогательные слова в Памятном адресе по случаю выхода на пенсию он заслужил от Горисполкома!

    А мне бы хотелось подержать в руках подобные Грамоты другого временного периода.

    Но – только скупые строки справки МВД комбината «Воркут-уголь» за июнь 1948 года: с 1941 по 1948 г.г. Николай Иванович Орса работал 3 года в должности старшего ветинспектора ветотдела, в остальное время – старшим ветврачом шахты. Подписан этот документ начальником ветотдела подполковником внутренней службы Никифоровым. И всё становится понятным! И за всем этим – чёрно-серый дым по судьбе! Да проседь в красивых волосах… Недюжинной силы те люди! Кого-то Бог сберёг.

    Так оказался с семьёй на ул. Иоффе в Енисейске и герой моего повествования. Не думаю, что его с первого раза приняли на работу по приезду. Воспоминания переживших сталинскую ссылку одинаковы. Ни жилья, ни достойной работы, ни сносного питания, ни одежды.

    И всё-таки, согласно договора, Николаю Ивановичу удаётся устроиться в Райсельхозотдел и с 24 августа 1948 года он приступает к работе. Характеристика, данная лагерным начальством, красноречиво говорила, что «проявил себя знающим и эрудированным ветеринарным работником. Дисциплинирован, но не всегда выдержан — вспыльчив.» Здесь же условия работы были другими. И, думается мне, городок наш необычной провинциальностью произвёл на Николая Ивановича отчасти успокаивающее впечатление.

    А какие прекрасные у него были родные края! Местечко Негневичи (нынешняя территория Республики Беларусь) известно с начала XV века. Неподалёку там тоже великая река – Неман. По данным Википедии, согласно Рижскому мирному договору (1921), Негневичи оказались в составе межвоенной Польской Республики, в Новогрудском повете. В 1939 местечко вошло в состав БССР, где в 1940 году стало центром сельсовета.

    В Енисейске белорусские яблоки не росли. Но Николай Иванович попал в хороший коллектив. Занялся любимым делом. Делом, которое знал досконально. В период его обучения в Варшавском университете только в зоологическом кабинете было 98 тысяч(!) предметов. Опыт приходил с годами. Но везде, где был востребован, Николай не позволял лени, непрофессионализма, жестокости и разгильдяйства. С 1937 года его трудовой стаж: сначала ветврач города Новогрудка, затем старший ветврач «Барановического ОблЗаготСкота» (были такие конторы и у нас). А потом…он оказался в Воркуте. Та же биография, но – другая география! Небольшие этапы заключённых положили начало строительства г. Воркуты. Стране нужен был этот богатейший угольный район. «Город в 1943 году состоял из бараков, а большая часть населения находилась за колючей проволокой».

   За – что? Вот Николай Иванович. Из семьи сельских тружеников, с прекрасным образованием, с довоенными перспективами. Он, в силу своих человеческих качеств, даже три языка, которые отлично знал — Польский, Русский, Белорусский – уважительно прописывал в анкетах с заглавной буквы. Беспартийный. На 8 лет: через всю страну! По ст.58. Мне-то понятно, для чего был нужен ветврач в шахтах… Какие (думаю греховно) он видел сны ТОГДА?

    Как попадёт на Енисей? Как влюбится, станет отцом двоих детей? Как объездит почти весь район с востока на север? Как подружится с уникальными людьми, невольно здесь оказавшимися? Как заслужит непререкаемый авторитет? Как обустроит дом? Как научит молодых?

    Сколько людей безгранично его уважали! Горожане старались именно его пригласить домой для консультации и лечения домашних животных. Подобное отношение дорогого стоит! В состав скольких санитарно-административных комиссий он входил! Старался для всех и для ставшего родным города. Дома часто появлялся позже обычного.

    Заведующий ММКС (Мясо-молочной контрольной станцией), эпизоолооолог, Ветеран труда, член профсоюза служащих МТС и земорганов, заведующий Райветлечебницей Енисейского района – так достойно подошел Николай Иванович Орса к выходу на пенсию.

    А.И. Кытманов в своей «Летописи…» посвятил не одно упоминание бытовой стороне жизни города и уезда. Ближе к описываемому периоду, например, в 1872 году из Енисейска в Бирилюсы отправлено на пароходе небывалое количество скотских кож; в 1873 году – случилась эпидемия сибирской язвы; в округ был командирован губернский ветеринар Д. в 1888 году: «До сих пор в Енисейском округе не было ветеринара, несмотря на то, что в округе считалось 37624 лошади.»

    А сколько домашнего скота было у енисейцев в XX веке! «… Когда я прихожу с туристами в Спасскую Церковь, всегда стараюсь показать им интереснейшую икону, посвящённую Святым мученикам Флору и Лавру. Рассказываю историю, с этим связанную, а также, что в стране есть несколько Церквей с таким названием. И тогда гости начинают вспоминать: где установлены памятники лошадям (собакам, буйволам, птицам).»

    31 августа – памятный день. В 2011 году Святейший Патриарх Кирилл своим указом благословил считать церковным праздником ветеринаров День памяти святых мучеников Флора и Лавра.

    М. Лысаковская,

экскурсовод

Определяет ли форма содержание?

Определяет ли форма содержание?

    Накануне нового учебного года обратим внимание на … школьную форму. Сегодня на повестке дня форма енисейских гимназистов, начальной и трудовой школ. Для начала – немного истории.

    Первое свидетельство появления школьной формы относится в 1834 году. Тогда Николай I издал указ, утвердивший отдельный вид гражданских мундиров. К ним относились гимназические и студенческие мундиры. Более функциональной и удобной форма стала при Николае II. Впрочем, какой бы послушной или демократичной ни была ученическая форма, она следовала военному стилю — во все времена и при любых монархах. Ее изящная строгость и озорное щегольство, петлички, клапаны, фуражки и арматура — все имело армейское происхождение. В Российской империи каждый был хотя бы чуть-чуть болен военной униформой — и чиновник, и мещанин, и мальчишка-гимназист.

    Форму носили везде и всюду: в школе, на улице, во время праздников. Она была предметом гордости. Форма гимназиста была свидетельством сословного превосходства, ведь в те времена возможность получать образование была только у детей дворян, интеллигенции и промышленников. В комплект униформы входили фуражка, гимнастерка и шинель. Зимой к школьной одежде добавлялся капюшон, который крепился прямо к шинели. Ученик надевал форму, поступив в первый класс. В северо-западных частях России воспитанники гимназий носили темно-синие гимнастерки с тремя серебряными пуговичками. В южных округах были распространены такие же блузы, но серого цвета, отчего некоторые в шутку сравнивали воспитанников с арестантами. Рубахи подпоясывали черным лакированным ремнем с пряжкой, на которой стояли буквы и цифры, соответствовавшие номеру и местоположению гимназии.

    В униформе гимназистов существовала определенного рода дедовщина. Воспитанники младших классов должны были носить все по уставу (за этим ревностно следили старшеклассники) — блузы аккуратно заправлены за ремень, пряжки вычищены, фуражки с прямой тульей.

    С куртками обыкновенно носили гимназический ремень с пряжкой, который иногда помогал воспитанникам избежать плохой отметки.

    Когда старшеклассники влюблялись и теряли разум, они отваживались и на более нахальные проделки. К примеру, бытовала традиция выводить мелом или чернилами на гимнастерках и куртках инициалы возлюбленных дам. Однако подобные выходки преподаватели осуждали и порой не допускали воспитанников в класс.

    Мундиры носили гимназисты, а также воспитанники реальных и коммерческих училищ. В прочих заведениях — технических и промышленных училищах, городских и духовных училищах, сельскохозяйственных и ремесленных школах — мундиров не было, вместо них носили демократичные тужурки или куртки.

    Гимназисты эпохи Николая II, так же как их предшественники, в зимнее время носили светло-серые двубортные пальто, воротник которых украшали синие клапаны с белой выпушкой, а в холода — еще и черная мерлушка. Старшеклассники редко носили их в рукава, предпочитая накидывать на плечи, а сугубые франты даже пытались драпироваться в пальто, словно в тоги.

    Специально под выпуск некоторые обеспеченные гимназисты заказывали парадный темно-синий мундир, чтобы в нем сняться в известном фотоателье и запечатлеть себя в веках этаким щеголем.

    В 1886 году появилась первая форма для учащихся девочек. Она, кстати, очень походила на школьную форму, которую носили девочки в Советском Союзе. Это было шерстяное платье темно-коричневого цвета. А украшением наряда служили черный фартук и воротнички. Парадный вариант формы состоял из белого фартука.

    Впрочем, цветовая гамма формы могла отличаться в зависимости от образовательных учреждений. К примеру, известно, что воспитанницы Смольного института благородных девиц, основанном императрицей Екатериной II, в возрасте 6-9 лет носили платья кофейного цвета, 9-12 лет – голубого, 12-15 лет – серого, а 15-18 лет – белого.

    После революции 1917 года решили, что все атрибуты образования в дореволюционной России — пережиток буржуазного прошлого. Был введен декрет «О единой трудовой школе» и отменено разделение школ на училища и гимназии. Вместе с градацией школ в прошлое канула и буржуйская школьная форма, а поскольку денег на пошив новой для всех государственных учреждений образования у власти не было, родители стали сами одевать своих чад — кто во что горазд.

    Школьники начала 1920-х годов носили удобные черные блузы, куртки и фуражки, доставшиеся им от старших братьев и отцов. Избавились лишь от «царских» признаков — пряжек, пуговиц, арматуры, а также «офицерских» шинелей.

    С середины 1920-х годов, когда еще не было единой формы, школьники учились в том, что было им по карману. «Нэпманские элементы» форсили во френчах типа «норфолк», бриджах и крагах. Сыновья мастеровых предпочитали шерстяные пиджаки и черные или темно- серые гимнастерки с брюками навыпуск. Аналогичный костюм надевали дети рабочих с той только разницей, что брюки они заправляли в сапоги, как это было принято в этой среде.

    С 1943 по 1954 годы в большинстве городских школ практиковалось раздельное обучение, но тем не менее, школьную форму вводят в 1949 году и она становится единой и обязательной для всех школьников СССР. Наряд для девочек состоял из коричневого платья с черным фартуком, белым воротничком и манжетами. В торжественные дни черный фартук сменялся белым. Мальчикам было предписано носить военные гимнастерки с воротником стоечкой. Мундир полагалось носить с ремнем с пряжкой, в качестве разрешенного головного убора была кепка с кожаным козырьком.

    В связи с демилитаризацией в 1962 году гимнастерки у мальчиков уступили место пиджакам. А вот для девочек практически ничего не изменилось.

    В начале 1980-х годов фасон школьной формы вновь меняется. У мальчиков брюки и куртка были заменены брючным костюмом синего цвета из полушерстяной ткани. Пиджак был украшен эмблемой и алюминиевыми пуговицами, манжетами и двумя карманами на груди. А вот в 1984 году приходит, наконец, время изменить форму для девочек-старшеклассниц. Им предложили носить костюмы, состоящие из юбки-трапеции, жилетки и пиджака синего цвета. Носить можно была как «двойку», так и «тройку».

    После развала Советского Союза общая школьная форма канула в Лету.

    Дети посещали школы в свободной одежде вплоть до 2013 года. Мотивацией к введению школьной формы стал скандал в одной из школ Ставропольского края, где преподаватели не допустили ученицу в хиджабе к занятиям. Чтобы сгладить социальные, религиозные и прочие различия президент РФ Владимир Путин предложил воскресить школьную форму.

    Все, что для этого требуется, — зафиксировать положение о дресс-коде в локальном нормативном акте учебного заведения.

    Знакомила с форменным содержанием

хранитель Енисейского краеведческого музея

Поздеева Н.В.