В Енисейске такие яблоки не росли

В Енисейске такие яблоки не росли

Продолжая серию рассказов о потрясающих моих земляках, хочу, чтобы ДО юбилея люди знали, чьим трудом славился город. Сегодня рассказ о высочайшем специалисте ветеринарной службы – Николае Ивановиче Орса.

    На одной из фотографий из личного дела, хранящегося в музее, Николай – молодой и красивый – в бытность свою студентом Университета имени Иосифа Пилсудского в Варшаве.

    Он поступил туда в начале 30-х годов XX века. Это было одно из крепких учебных заведений в Европе, открытое при Александре I.

    Про фотографии – вообще особая речь. Два редких снимка. На одном из которых сфотографированы в обыкновенном городском дворе известные наши врачи: Яков Иосифович Бендиг (хирург), Мария Васильевна Шпатаковская (терапевт), Вера Фёдоровна Тильмач (гинеколог), Елизавета Николаевна Бочкарёва (инфекционист) . С ними в одной компании – профессор , тоже доктор, но — технических наук – Александр Поликарпович Кужма … На другом — не по доброй воле оказавшийся здесь Константин Рабчинский. Почти ВСЕ эти люди из числа ссыльных в Енисейск!

    Молчаливыми свидетелями их передвижения по городу были старинные дома да крепкие тополя. Хлопанье птичьих крыльев заглушало печальные вздохи. Слёзы матерей и жён незримо падали в воды Енисея. Ждали когда-то новости про освобождение. Работали для укрепления могущества Родины.

    И как работали! Среди сохранившихся Почётных грамот Николая Ивановича – производственные, от городских властей, от Исполкома Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся за период с 1962 по 1976 годы. Какие трогательные слова в Памятном адресе по случаю выхода на пенсию он заслужил от Горисполкома!

    А мне бы хотелось подержать в руках подобные Грамоты другого временного периода.

    Но – только скупые строки справки МВД комбината «Воркут-уголь» за июнь 1948 года: с 1941 по 1948 г.г. Николай Иванович Орса работал 3 года в должности старшего ветинспектора ветотдела, в остальное время – старшим ветврачом шахты. Подписан этот документ начальником ветотдела подполковником внутренней службы Никифоровым. И всё становится понятным! И за всем этим – чёрно-серый дым по судьбе! Да проседь в красивых волосах… Недюжинной силы те люди! Кого-то Бог сберёг.

    Так оказался с семьёй на ул. Иоффе в Енисейске и герой моего повествования. Не думаю, что его с первого раза приняли на работу по приезду. Воспоминания переживших сталинскую ссылку одинаковы. Ни жилья, ни достойной работы, ни сносного питания, ни одежды.

    И всё-таки, согласно договора, Николаю Ивановичу удаётся устроиться в Райсельхозотдел и с 24 августа 1948 года он приступает к работе. Характеристика, данная лагерным начальством, красноречиво говорила, что «проявил себя знающим и эрудированным ветеринарным работником. Дисциплинирован, но не всегда выдержан — вспыльчив.» Здесь же условия работы были другими. И, думается мне, городок наш необычной провинциальностью произвёл на Николая Ивановича отчасти успокаивающее впечатление.

    А какие прекрасные у него были родные края! Местечко Негневичи (нынешняя территория Республики Беларусь) известно с начала XV века. Неподалёку там тоже великая река – Неман. По данным Википедии, согласно Рижскому мирному договору (1921), Негневичи оказались в составе межвоенной Польской Республики, в Новогрудском повете. В 1939 местечко вошло в состав БССР, где в 1940 году стало центром сельсовета.

    В Енисейске белорусские яблоки не росли. Но Николай Иванович попал в хороший коллектив. Занялся любимым делом. Делом, которое знал досконально. В период его обучения в Варшавском университете только в зоологическом кабинете было 98 тысяч(!) предметов. Опыт приходил с годами. Но везде, где был востребован, Николай не позволял лени, непрофессионализма, жестокости и разгильдяйства. С 1937 года его трудовой стаж: сначала ветврач города Новогрудка, затем старший ветврач «Барановического ОблЗаготСкота» (были такие конторы и у нас). А потом…он оказался в Воркуте. Та же биография, но – другая география! Небольшие этапы заключённых положили начало строительства г. Воркуты. Стране нужен был этот богатейший угольный район. «Город в 1943 году состоял из бараков, а большая часть населения находилась за колючей проволокой».

   За – что? Вот Николай Иванович. Из семьи сельских тружеников, с прекрасным образованием, с довоенными перспективами. Он, в силу своих человеческих качеств, даже три языка, которые отлично знал — Польский, Русский, Белорусский – уважительно прописывал в анкетах с заглавной буквы. Беспартийный. На 8 лет: через всю страну! По ст.58. Мне-то понятно, для чего был нужен ветврач в шахтах… Какие (думаю греховно) он видел сны ТОГДА?

    Как попадёт на Енисей? Как влюбится, станет отцом двоих детей? Как объездит почти весь район с востока на север? Как подружится с уникальными людьми, невольно здесь оказавшимися? Как заслужит непререкаемый авторитет? Как обустроит дом? Как научит молодых?

    Сколько людей безгранично его уважали! Горожане старались именно его пригласить домой для консультации и лечения домашних животных. Подобное отношение дорогого стоит! В состав скольких санитарно-административных комиссий он входил! Старался для всех и для ставшего родным города. Дома часто появлялся позже обычного.

    Заведующий ММКС (Мясо-молочной контрольной станцией), эпизоолооолог, Ветеран труда, член профсоюза служащих МТС и земорганов, заведующий Райветлечебницей Енисейского района – так достойно подошел Николай Иванович Орса к выходу на пенсию.

    А.И. Кытманов в своей «Летописи…» посвятил не одно упоминание бытовой стороне жизни города и уезда. Ближе к описываемому периоду, например, в 1872 году из Енисейска в Бирилюсы отправлено на пароходе небывалое количество скотских кож; в 1873 году – случилась эпидемия сибирской язвы; в округ был командирован губернский ветеринар Д. в 1888 году: «До сих пор в Енисейском округе не было ветеринара, несмотря на то, что в округе считалось 37624 лошади.»

    А сколько домашнего скота было у енисейцев в XX веке! «… Когда я прихожу с туристами в Спасскую Церковь, всегда стараюсь показать им интереснейшую икону, посвящённую Святым мученикам Флору и Лавру. Рассказываю историю, с этим связанную, а также, что в стране есть несколько Церквей с таким названием. И тогда гости начинают вспоминать: где установлены памятники лошадям (собакам, буйволам, птицам).»

    31 августа – памятный день. В 2011 году Святейший Патриарх Кирилл своим указом благословил считать церковным праздником ветеринаров День памяти святых мучеников Флора и Лавра.

    М. Лысаковская,

экскурсовод

Определяет ли форма содержание?

Определяет ли форма содержание?

    Накануне нового учебного года обратим внимание на … школьную форму. Сегодня на повестке дня форма енисейских гимназистов, начальной и трудовой школ. Для начала – немного истории.

    Первое свидетельство появления школьной формы относится в 1834 году. Тогда Николай I издал указ, утвердивший отдельный вид гражданских мундиров. К ним относились гимназические и студенческие мундиры. Более функциональной и удобной форма стала при Николае II. Впрочем, какой бы послушной или демократичной ни была ученическая форма, она следовала военному стилю — во все времена и при любых монархах. Ее изящная строгость и озорное щегольство, петлички, клапаны, фуражки и арматура — все имело армейское происхождение. В Российской империи каждый был хотя бы чуть-чуть болен военной униформой — и чиновник, и мещанин, и мальчишка-гимназист.

    Форму носили везде и всюду: в школе, на улице, во время праздников. Она была предметом гордости. Форма гимназиста была свидетельством сословного превосходства, ведь в те времена возможность получать образование была только у детей дворян, интеллигенции и промышленников. В комплект униформы входили фуражка, гимнастерка и шинель. Зимой к школьной одежде добавлялся капюшон, который крепился прямо к шинели. Ученик надевал форму, поступив в первый класс. В северо-западных частях России воспитанники гимназий носили темно-синие гимнастерки с тремя серебряными пуговичками. В южных округах были распространены такие же блузы, но серого цвета, отчего некоторые в шутку сравнивали воспитанников с арестантами. Рубахи подпоясывали черным лакированным ремнем с пряжкой, на которой стояли буквы и цифры, соответствовавшие номеру и местоположению гимназии.

    В униформе гимназистов существовала определенного рода дедовщина. Воспитанники младших классов должны были носить все по уставу (за этим ревностно следили старшеклассники) — блузы аккуратно заправлены за ремень, пряжки вычищены, фуражки с прямой тульей.

    С куртками обыкновенно носили гимназический ремень с пряжкой, который иногда помогал воспитанникам избежать плохой отметки.

    Когда старшеклассники влюблялись и теряли разум, они отваживались и на более нахальные проделки. К примеру, бытовала традиция выводить мелом или чернилами на гимнастерках и куртках инициалы возлюбленных дам. Однако подобные выходки преподаватели осуждали и порой не допускали воспитанников в класс.

    Мундиры носили гимназисты, а также воспитанники реальных и коммерческих училищ. В прочих заведениях — технических и промышленных училищах, городских и духовных училищах, сельскохозяйственных и ремесленных школах — мундиров не было, вместо них носили демократичные тужурки или куртки.

    Гимназисты эпохи Николая II, так же как их предшественники, в зимнее время носили светло-серые двубортные пальто, воротник которых украшали синие клапаны с белой выпушкой, а в холода — еще и черная мерлушка. Старшеклассники редко носили их в рукава, предпочитая накидывать на плечи, а сугубые франты даже пытались драпироваться в пальто, словно в тоги.

    Специально под выпуск некоторые обеспеченные гимназисты заказывали парадный темно-синий мундир, чтобы в нем сняться в известном фотоателье и запечатлеть себя в веках этаким щеголем.

    В 1886 году появилась первая форма для учащихся девочек. Она, кстати, очень походила на школьную форму, которую носили девочки в Советском Союзе. Это было шерстяное платье темно-коричневого цвета. А украшением наряда служили черный фартук и воротнички. Парадный вариант формы состоял из белого фартука.

    Впрочем, цветовая гамма формы могла отличаться в зависимости от образовательных учреждений. К примеру, известно, что воспитанницы Смольного института благородных девиц, основанном императрицей Екатериной II, в возрасте 6-9 лет носили платья кофейного цвета, 9-12 лет – голубого, 12-15 лет – серого, а 15-18 лет – белого.

    После революции 1917 года решили, что все атрибуты образования в дореволюционной России — пережиток буржуазного прошлого. Был введен декрет «О единой трудовой школе» и отменено разделение школ на училища и гимназии. Вместе с градацией школ в прошлое канула и буржуйская школьная форма, а поскольку денег на пошив новой для всех государственных учреждений образования у власти не было, родители стали сами одевать своих чад — кто во что горазд.

    Школьники начала 1920-х годов носили удобные черные блузы, куртки и фуражки, доставшиеся им от старших братьев и отцов. Избавились лишь от «царских» признаков — пряжек, пуговиц, арматуры, а также «офицерских» шинелей.

    С середины 1920-х годов, когда еще не было единой формы, школьники учились в том, что было им по карману. «Нэпманские элементы» форсили во френчах типа «норфолк», бриджах и крагах. Сыновья мастеровых предпочитали шерстяные пиджаки и черные или темно- серые гимнастерки с брюками навыпуск. Аналогичный костюм надевали дети рабочих с той только разницей, что брюки они заправляли в сапоги, как это было принято в этой среде.

    С 1943 по 1954 годы в большинстве городских школ практиковалось раздельное обучение, но тем не менее, школьную форму вводят в 1949 году и она становится единой и обязательной для всех школьников СССР. Наряд для девочек состоял из коричневого платья с черным фартуком, белым воротничком и манжетами. В торжественные дни черный фартук сменялся белым. Мальчикам было предписано носить военные гимнастерки с воротником стоечкой. Мундир полагалось носить с ремнем с пряжкой, в качестве разрешенного головного убора была кепка с кожаным козырьком.

    В связи с демилитаризацией в 1962 году гимнастерки у мальчиков уступили место пиджакам. А вот для девочек практически ничего не изменилось.

    В начале 1980-х годов фасон школьной формы вновь меняется. У мальчиков брюки и куртка были заменены брючным костюмом синего цвета из полушерстяной ткани. Пиджак был украшен эмблемой и алюминиевыми пуговицами, манжетами и двумя карманами на груди. А вот в 1984 году приходит, наконец, время изменить форму для девочек-старшеклассниц. Им предложили носить костюмы, состоящие из юбки-трапеции, жилетки и пиджака синего цвета. Носить можно была как «двойку», так и «тройку».

    После развала Советского Союза общая школьная форма канула в Лету.

    Дети посещали школы в свободной одежде вплоть до 2013 года. Мотивацией к введению школьной формы стал скандал в одной из школ Ставропольского края, где преподаватели не допустили ученицу в хиджабе к занятиям. Чтобы сгладить социальные, религиозные и прочие различия президент РФ Владимир Путин предложил воскресить школьную форму.

    Все, что для этого требуется, — зафиксировать положение о дресс-коде в локальном нормативном акте учебного заведения.

    Знакомила с форменным содержанием

хранитель Енисейского краеведческого музея

Поздеева Н.В.

Рубрика «Экспонат недели»

Рубрика «Экспонат недели»

Экспонат недели сегодня — модель золотопромывочной машины XIX века.

Среди коллекций Енисейского краеведческого музея хранится примечательный предмет – это макет золотопромывальной машины XIX века. Бронзовая табличка, установленная в основании макета, гласит: «Енисейскому Музею от южных золотых приисков В.И.Асташова. Золотопромывальная чаша Масштаб 1/28 при ней паровая машина. 1885 год». Почти полтора столетия музей хранит этот мастерски выполненный макет, замечательно иллюстрирующий интереснейшую эпоху сибирской золотопромышленности, эпоху внедрения технически сложных устройств на золотых приисках.
Прииски Енисейской губернии с момента открытия золотоносных пород были широко известны и принесли не малые прибыли своим владельцам во второй трети XIX века. Россыпное золото добывалось, в основном, из открытых разрезов. Основными орудиями при добычи песка были кайло, лом и лопата, для промывки использовались вашгерды, на которых эта операция производилась вручную. Песок возили тачками. На крупных приисках для промывки золота использовали специальные приспособления – бутары.
К 1870-м годам относятся признаки технической модернизации золотопромышленности. На приисках Енисейской губернии стали внедрять паровые двигатели, шлюзовые устройства. Однако дело продвигалось очень медленно. Так, в 1880-е годы на приисках Енисейского золотопромышленного района насчитывалось всего лишь 6 паровых двигателей мощностью 50 л.с. Механизация коснулась лишь крупных компаний, которые составляли меньшую часть среди золотопромышленных предприятий. Но были и высокомеханизированные прииски, как у В.И.Асташева в южной части Енисейского округа. У этой компании имелось девять паровых котлов, шесть действующих паровых насосов, 15 золотопромывальных машин и железная дорога с конной тягой. Вениамин Иванович Асташев успешно продолжал дело своего знаменитого отца золотопромышленника и купца Ивана Дмитриевича Асташева. Его компания твердо стояла на ногах, об этом свидетельствует тот факт, что в 1874 г. государство передает золотопромышленному товариществу «В. И. Асташев и Кº» в бессрочное владение Родину российского россыпного золота — Березовские золотые промыслы, с обязательным отчислением в казну части прибыли.
На сегодняшний день макет, подаренный музею В.И.Асташевым, представляет неоспоримую историческую ценность и является ярким примером купеческого меценатства. Экспонат доступен для осмотра всем посетителям Енисейского краеведческого музея по адресу ул. Бабки на, 8.
Научный сотрудник А.С.Щетинин.

«От мини-книги к фолианту»

«От мини-книги к фолианту»

Фондовая рубрика «На антресолях времени»
«От мини-книги к фолианту»
В Енисейском краеведческом музее им. А.И. Кытманова среди уникальных экспонатов есть и книги. Одна из них мини-книга «Святое Евангелие от Марка» размером 5.3х3.7см. (спичечный коробок). Издание 1909 г. Москва, Синод. Тип. 218стр.
В тексте данного Евангелия, как и в текстах других Евангелий, нет указания на авторство. Согласно церковной традиции, авторство приписывают ученику апостола Петра – Марку. Считается, что Евангелие было написано Марком на основе воспоминаний Петра. Евангелие повествует о жизни и делах Иисуса Христа и во многом совпадает с изложением Евангелия от Матфея. Отличительной чертой Евангелия от Марка является то, что оно обращено к христианам, вышедшим из языческой среды. Здесь даются объяснения многих иудейских обрядов и обычаев.
Есть и другое Евангелие, но уже размером 397х266см. Издание XIXв. Москва, Синод. Тип. 377листов. Доски в металлических чеканных украшениях. На верхней в прямоугольной металлической раме — пластина с изображением евангелистов в медальонах среди растительного орнамента, в среднике — Воскресение Христово. Сохранились застежки, обрез книжного блока — золоченый с тиснением. На внутренней нижней кромке металлического оклада гравированная запись каллиграфической скорописью XIXв. «Евангелие сие возобновлено в 1882г. иждивением крестьянина Мартиана Георгиева Коротких села Ялани устройством новой медной оправы как-то рам корня задней доски и позолоты».
Главный хранитель Н.А. Козлова.

Чемоданное настроение

Чемоданное настроение

    Наше подворье в этом году решило представить выставку старых чемоданов («уже не пригодится, но и выбросить жаль»). Чемоданное настроение… Оно – разное! Эволюция: ящик – сундук — узел – рюкзак – чемодан. Эти предметы всегда были надёжными попутчиками путешествующего человека. Деревянные, из фибры, пластиковые. Чемоданы изобретены в первой половине XIX века в Европе. Сначала это были чуть ли не предметы роскоши. Но позже с ними ехали кто – в командировку, кто – на лечение, кто – в ссылку.
    Мы взялись с охотою за эту тему. Ещё и потому, что в этом году исполняется 220 лет со дня рождения великого польского поэта Адама Мицкевича. Он ведь тоже много путешествовал, стал изгнанником и умер на чужбине, в Турции. На подворье удивлял гостей чемодан, стилистически связанный с этой темой. Портрет поэта, с которым дружил А.С. Пушкин, сборник его стихов органично смотрелись внутри небольшой ярмарочной палатки.
«О чём это вы?»- спрашивали люди и вспоминали свои, часто такие же, чемоданы из юности. Вот, например, деревянный; тяжёлый, большой. Похоже, довоенный. Ждал своего часа музейный экспонат. А рядом – «балетка», популярная когда-то в городской среде. На наш клич про чемоданы первой откликнулась Г. В. Елистратова, благодаря ей, попали к нам 4 интересных чемодана.
    А вообще их было 15. Мы трепетно разглядывали чемодан, на стенке которого выцарапана немецкая фамилия депортированного человека. Был чемодан, выпущенный в Узбекистане, с красивым национальным орнаментом. Один из чемоданов нашего подворья – настоящая редкость: в этом году исполняется 45 лет с тех пор, как он был сделан на Красноярской фабрике кожизделий ( а ведь эта фабрика в годы войны выпускала продукцию для фронта, в т.ч., специальные сумки для миномётчиков).
Очень красивый чемодан передали нам из белорусской семьи.
В одном из чемоданов скромно лежали книги, что брали обычно в дорогу. В другом – тёплый свитер геолога. Большой интерес вызвали авиационные билеты «Красноярск — Енисейск» 1985 (!) года и багажная квитанция, сохранившиеся в семье Ушениных.
    Для нас важно всё: чем оклеено внутри, ручки, застёжки, уголки. Большинство старых чемоданов нуждалось в генеральной уборке. А уж
когда они «встретились» с художником, радость была обоюдной. Так появился этнический – с польским национальным орнаментом! И – «турецкий».
Дети крутились около чемодана – «домика».
Взрослые делали «селфи».
    Нам же не терпелось рассказать, что с 1989 года, благодаря братьям Цезарию и Яцеку Охникам, существует современная польская фирма по производству чемоданов «Ochnik». А основателем одного из чемоданных брендов «American Tourister» являлся польский эмигрант Сол Коффлер (ему приписывают изобретение первого винилового чемодана).
    Яркие краски, большое количество предметов; выпечка и настоящий польский «холодник» — мы всё предусмотрели для гостей. С утра монтировал подворье пан Виктор (из рода Даниловичей). Чуть позже радушно принимал гостей пан Леонид (из рода Есицких). А также наши дзивчины: Ольга (из рода Крушинских), Оксана (из рода Сенкевичей) и Алеся. Мы улыбались всем подходившим, несмотря на жару, и говорили о том, что, по сути, нужно заранее готовиться к юбилею 2019 года. Готовить чемоданы, гардероб, средства…
В буклете, под редакцией Ольги Крушинской, есть информация про наше общество и подходящие — по случаю — прекрасные стихи:

А. Мицкевич. «Визитерам»

Чтоб милым гостем быть, послушай мой совет:

Не вваливайся в дом с непрошенным докладом

О том, что знают все: что хлеб побило градом,

Что в Греции — мятеж, а где-то был банкет.

И если ты застал приятный tete-a-tete,

Заметь, как встречен ты: улыбкой, хмурым взглядом,

И как сидят они, поодаль или рядом,

Не смущены ль они, в порядке ль туалет.

И если видишь ты: прелестнейшая панна,

Хоть вовсе не смешно, смеется непрестанно,

А кавалер молчит, скривив улыбкой рот,

То взглянет на часы, то ерзать вдруг начнет,

Так слушай мой совет: откланяйся нежданно!

И знаешь ли, когда прийти к ним? Через год !

 

Лысаковская М. А.

Енисейский краеведческий музей им. А. И. Кытманова

фото автора