Фондовая рубрика «Виниловое настроение». 

     Первые пластинки появляются в Енисейске во второй половине XIX в. Это были граммофонные записи французской фирмы «Пате», продававшиеся в магазине купца Л.Ф. Флеера. С тех пор музыкальные предпочтения енисейцев заметно выросли, получив отметины другого политического и идеологического воспитания. Песни и инструментальная музыка утратили религиозные мотивы, зато во всю ширь зазвучали народные стройки и военные гимны, а советский монополист грамзаписи «Мелодия» получил возможность миллионными тиражами создавать настроение жителей необъятного союза. За это время пластинок было выпущено огромное количество, поэтому неудивительно, что в медиатеке Енисейского краеведческого музея сохранилась значительная подборка отечественного винила, обозревать которую мы будем в данной рубрике. Не скроем, нами движет желание рассказать о той музыке, которую еще несколько десятилетий назад слушали жители города, что звучала в домах и на танцевальных площадках и, как говорят сегодня, «делала их день».

    Начнем с классики. Сегодняшний наш первенец – это, ни много, ни мало, опера Джузеппе Верди «Аида». Три пластинки, заключенные в картонную коробку с изображениями «на египетский манер», были выпущены в теперь уже далеком 1978 г. фирмой «Мелодия». А на этих трех пластинках – волшебство. Согласитесь, когда за окном торжествующая метель засыпает пушистым снегом последние островки золотой осени, приятно поставить запись давно рассказанной истории. И тогда вся красота древнего мира набежит в проломы ноябрьских сугробов, в которых еще недавно кудрявились жухлые травы, прозвучит торжественная увертюра, уносящая слушателя в Египет фараонов. 

    Впервые опера была поставлена 24 декабря 1871 г. в Каире и имела большой успех. Интересно, что в основу сюжета была положена легенда из древнеегипетского эпоса, найденная французским археологом О.Э. Мариеттом. Произведение было заказано композитору египетским правительством с целью приурочить его к открытию Суэцкого канала. Опера состоит из четырех действий, открываясь картиной тронного зала фараона. Величественная музыка с необычайной живостью передает атмосферу дворца. Размашистые, как мазки художника, звуки, разливаясь, рисуют нам подпирающие свод разноцветные колонны, самовлюбленные, но милостивые статуи богов и «вечно живущих предков». Это звучит «Триумфальный марш». В завязке сюжета нам рассказывают о вторжении эфиопов на территорию страны. Владыка Египта собирает совет, на котором произносят имя начальника царской стражи Радамеса. Здесь же вводятся и другие участники музыкальной драмы – дочь фараона Амнерис и ее рабыня Аида, по замыслу автора – дочь вторгшегося на египетские земли царя эфиопов. В последующем, при развитии сюжетной линии, это еще сыграет свою роль. А пока под маршевые звуки закладывается еще одна линия – любовный треугольник: Радамес – Амнерис – Аида. Но Аида в смятении: грядет война, и она беспокоится как за своего любимого, так за отца и братьев из вражеского стана. Общие ритмы замирают, и вступает посвященный этой теме терцет «О, подойди ко мне». Тем временем дочь фараона понимает, что в лице Аиды у нее появилась соперница и готовит месть. 
    Второе действие знакомит слушателя с триумфом победителей: в Мемфис с победой возвращается Радамес. Снова звучит торжественный марш и хор: «Слава герою! Слава!» и вслед за нарядной колесницей победителя идет серая толпа пленных, среди которых Аида с ужасом узнает своего отца – царя Амонасро. Отец просит ее не показывать вида, не выдавать себя. С чувством глубокого душевного смятения Аида возвращается в толпу веселящихся египтян. Жрецы требуют казнить пленников. Вообще, чтобы показать жречество, Верди использует резкие мотивы, дабы отобразить их алчность, жестокость и лицемерие. Но так как Радамес имеет право теперь просить повелителя «все, что пожелает», он решает даровать жизнь побежденным. Красиво вступает хор: «Пощады, пощады!». Рамфис – верховный жрец Мемфиса — побежден. В завершении на празднестве фараон сообщает, что отдает руку своей дочери Радамесу. Теперь душевные терзания постигают самого главного героя, ведь перед ним влекущая красота обеих женщин, но он точно знает, что нет никого, кто бы сравнился с Аидой. И вот, в третьем действии в сладких клубящихся дымах храма Исиды слышится: «Мать бессмертная богов» — это Амнерис готовится к обряду бракосочетания с Радамесом. Слушатель волнуется: близится развязка? Нет. Радамес встречается с возлюбленной Аидой, но та, подговоренная отцом, пытается выведать дорогу для побега Амонасро. В какой – то момент он появляется из тени, произнося: терцет «Скажи мне, где идти нам?». И здесь автор создает новую дилемму для Радамеса: бежать вместе с Аидой или не покидать горячо любимой родины? Появляются Амнерис и верховный жрец Рамфис. И события плавно перетекают в четвертое действо, которое повествует о суде над изменником Радамесом. По воле мелодий мы переносимся в подземелье, где снова человеческие страсти не ведают предела, ведь в толпе присутствующих находится Амнерис, теперь в ее власти повлиять на судьбу героя, но он отвергает все ее устремления. «Ты погибнешь, безумец!»,- исступленно кричит она, но дни Радамеса уже сочтены, он приговорен к страшной казни – погребению заживо в каменной темнице. Игра оркестра слабым огнем освещает этот склеп, но что это? Рядом с узником утонченная тень Аиды. Она готова разделить участь с любимым, тяжелая стена задвигается, оставляя двум влюбленным мрак и вечность… Сцена завершается, показывая склонившуюся у погребальной плиты Амнерис.

    Опера закончилась, но ее музыкальное послевкусие волнует еще долго. Еще не скоро отпускает ощущение извечной темы любви и гуманизма, которую может прочувствовать каждый, хоть раз соприкоснувшись с волшебной музыкой Джузеппе Верди.
 
 
 
Научный сотрудник фондов ЕКМ
Ромашков Ю.В.