Порой фонды Енисейского краеведческого музея таят в себе любопытные вещи, часто весьма далекие от локальной истории Приенисейского края, но, как оказывается, неотделимые от истории нашего Отечества. Вот и сегодня мы предлагаем вашему вниманию вещь, пребывание которой в собрании музея вызывает больше вопросов, чем ответов.

    Действительно, о ее раннем владельце на сегодняшний день ничего не известно, хотя книги основного хранения отчасти проливают свет на то, каким образом она могла попасть в Енисейск. На предмете отсутствует серийный номер, в противном случае, можно было бы пробить предмет по доступным базам. Согласно учетным записям музея,
вещица представляет собой «фашистский орден со знаком свастики», подаренный жителем города и ветераном Великой Отечественной войны подполковником Н. К. Селиверстовым в 1953 г. Пожалуй, здесь начинается самое интересное. Дело в том, что «фашистский орден со знаком свастики» оказывается не совсем фашистским. Это крест
«За заслуги» латышских Айзсаргов (национальной гвардии), который являлся ведомственной наградой, созданной в образе древнего рунического символа балтов. Члены гвардии принимали активное участие в так называемой Освободительной войне, вылившейся в ряд боевых операций латышей как против германских оккупационных войск, так и подразделений Советской России. Сама Латвия еще 18 ноября 1918 г. провозгласила свою независимость. Боевые действия продолжались до 1920 г. с переменным успехом обеих сторон. Группировки пользовались поддержкой разных слоев населения: от прогерманской буржуазии до пробольшевистского пролетариата.

    В сентябре 1921 г. Латвия и остальные страны Прибалтики были признаны Лигой Наций, а годом ранее был заключен мирный договор с РСФСР. Так как национальные гвардейцы себя хорошо зарекомендовали в сражениях, они вполне имели право пожелать для себя собственную награду. И уже в 1927 г. (по другим данным в 1930 г.) она была учреждена. Интересно, что крест существовал только в одном классе. При этом им награждались не только гвардейцы — крест вручался государственным и общественным деятелям, а так же иностранным гражданам. На сегодняшний день сложно оценить количество выпущенных экземпляров, но, по мнению исследователей, оно не превышает одной тысячи единиц, что делает эту награду довольно редкой.

    По исполнению крест весьма любопытен. Он создан в традиционной для латышской геральдики того времени
форме «огненного креста». Изображение действительно повторяет свастику, но восходит к латышскому фольклору. Кстати, например похожую структуру имеет Орден войны Лачплесиса, хранящийся в Военном музее Латвии. Обращает на себя внимание высококачественная эмаль и бронзовая позолота по краям. Реликтовость можно объяснить тем, что многие вещи такого рода были просто уничтожены самими владельцами после оккупации Латвии Советским союзом в 1940 г., в отечественной историографии обычно трактуемой как присоединение. Наличие такой награды, а тем более, ее ношение, могло вызвать вопросы у нового просоветского руководства.

    Казалось бы, картина более – менее ясна. Но главный вопрос — каким образом Николай Кузьмич завладел этой медалью? – остается без ответа, а спросить его мы уже не сумеем. Н. К. Селиверстов на войне с 1941 г. перед вторжением Германского Рейха успел окончить курсы Ленинской школы ЦК в Ленинграде, откуда и был призван на фронт. И если бы боевой путь Селиверстова лежал через Прибалтику, то вполне можно было бы  предположить естественный ход вещей – приглянулся трофей. Но дело в том, что там он не воевал. География сражений Николая Кузьмича такова: московское направление, где он и принял боевое крещение, затем Сталинградская и Курская битвы, освобождение Польши и, наконец, Берлинская наступательная операция. Как видим, боевая судьба никаким образом не заносила нашего героя куда-то севернее. Если бы не одно «но».

    С лета 1944 г. на стороне Вермахта выступают 15-я и 19-я дивизии СС, собранные из латышских добровольцев. В основном эти части действовали в Прибалтике, где оказавшись в «курляндском котле», продолжали сражаться даже после капитуляции Берлина. Однако осенью 1944 г. 15-я добровольческая дивизия СС была переброшена в Пруссию, а в апреле – под Берлин, где и воевала часть Николая Кузьмича. Здесь же важно упомянуть еще один момент. Обладатель такого креста в реалиях 1944 г. – человек изначально не призывного возраста (призыву подлежали лица 1912-1924 гг. рождения), но если учесть, что в боях против РККА добровольцы понесли большие потери и возрастные рамки призыва расширились, то вполне возможно, что ветеран войны за независимость Латвии пополнил ряды легионеров СС. Гипотетически пути обладателя этой награды и Селиверстова могли пересечься в боях. Возможно. Во всяком случае, остается только предполагать, каким образом редкая латышская награда оказалась в списке трофеев Николая Кузьмича. Возможно, правда на самом деле очень проста, как проста жизнь и смерть на войне, а какие эту правду сопровождали детали — мы уже никогда не узнаем.

Научный сотрудник фондов ЕКМ
Ромашков Ю.В.