Продолжая серию рассказов о потрясающих моих земляках, хочу, чтобы ДО юбилея люди знали, чьим трудом славился город. Сегодня рассказ о высочайшем специалисте ветеринарной службы – Николае Ивановиче Орса.

    На одной из фотографий из личного дела, хранящегося в музее, Николай – молодой и красивый – в бытность свою студентом Университета имени Иосифа Пилсудского в Варшаве.

    Он поступил туда в начале 30-х годов XX века. Это было одно из крепких учебных заведений в Европе, открытое при Александре I.

    Про фотографии – вообще особая речь. Два редких снимка. На одном из которых сфотографированы в обыкновенном городском дворе известные наши врачи: Яков Иосифович Бендиг (хирург), Мария Васильевна Шпатаковская (терапевт), Вера Фёдоровна Тильмач (гинеколог), Елизавета Николаевна Бочкарёва (инфекционист) . С ними в одной компании – профессор , тоже доктор, но — технических наук – Александр Поликарпович Кужма … На другом — не по доброй воле оказавшийся здесь Константин Рабчинский. Почти ВСЕ эти люди из числа ссыльных в Енисейск!

    Молчаливыми свидетелями их передвижения по городу были старинные дома да крепкие тополя. Хлопанье птичьих крыльев заглушало печальные вздохи. Слёзы матерей и жён незримо падали в воды Енисея. Ждали когда-то новости про освобождение. Работали для укрепления могущества Родины.

    И как работали! Среди сохранившихся Почётных грамот Николая Ивановича – производственные, от городских властей, от Исполкома Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся за период с 1962 по 1976 годы. Какие трогательные слова в Памятном адресе по случаю выхода на пенсию он заслужил от Горисполкома!

    А мне бы хотелось подержать в руках подобные Грамоты другого временного периода.

    Но – только скупые строки справки МВД комбината «Воркут-уголь» за июнь 1948 года: с 1941 по 1948 г.г. Николай Иванович Орса работал 3 года в должности старшего ветинспектора ветотдела, в остальное время – старшим ветврачом шахты. Подписан этот документ начальником ветотдела подполковником внутренней службы Никифоровым. И всё становится понятным! И за всем этим – чёрно-серый дым по судьбе! Да проседь в красивых волосах… Недюжинной силы те люди! Кого-то Бог сберёг.

    Так оказался с семьёй на ул. Иоффе в Енисейске и герой моего повествования. Не думаю, что его с первого раза приняли на работу по приезду. Воспоминания переживших сталинскую ссылку одинаковы. Ни жилья, ни достойной работы, ни сносного питания, ни одежды.

    И всё-таки, согласно договора, Николаю Ивановичу удаётся устроиться в Райсельхозотдел и с 24 августа 1948 года он приступает к работе. Характеристика, данная лагерным начальством, красноречиво говорила, что «проявил себя знающим и эрудированным ветеринарным работником. Дисциплинирован, но не всегда выдержан — вспыльчив.» Здесь же условия работы были другими. И, думается мне, городок наш необычной провинциальностью произвёл на Николая Ивановича отчасти успокаивающее впечатление.

    А какие прекрасные у него были родные края! Местечко Негневичи (нынешняя территория Республики Беларусь) известно с начала XV века. Неподалёку там тоже великая река – Неман. По данным Википедии, согласно Рижскому мирному договору (1921), Негневичи оказались в составе межвоенной Польской Республики, в Новогрудском повете. В 1939 местечко вошло в состав БССР, где в 1940 году стало центром сельсовета.

    В Енисейске белорусские яблоки не росли. Но Николай Иванович попал в хороший коллектив. Занялся любимым делом. Делом, которое знал досконально. В период его обучения в Варшавском университете только в зоологическом кабинете было 98 тысяч(!) предметов. Опыт приходил с годами. Но везде, где был востребован, Николай не позволял лени, непрофессионализма, жестокости и разгильдяйства. С 1937 года его трудовой стаж: сначала ветврач города Новогрудка, затем старший ветврач «Барановического ОблЗаготСкота» (были такие конторы и у нас). А потом…он оказался в Воркуте. Та же биография, но – другая география! Небольшие этапы заключённых положили начало строительства г. Воркуты. Стране нужен был этот богатейший угольный район. «Город в 1943 году состоял из бараков, а большая часть населения находилась за колючей проволокой».

   За – что? Вот Николай Иванович. Из семьи сельских тружеников, с прекрасным образованием, с довоенными перспективами. Он, в силу своих человеческих качеств, даже три языка, которые отлично знал — Польский, Русский, Белорусский – уважительно прописывал в анкетах с заглавной буквы. Беспартийный. На 8 лет: через всю страну! По ст.58. Мне-то понятно, для чего был нужен ветврач в шахтах… Какие (думаю греховно) он видел сны ТОГДА?

    Как попадёт на Енисей? Как влюбится, станет отцом двоих детей? Как объездит почти весь район с востока на север? Как подружится с уникальными людьми, невольно здесь оказавшимися? Как заслужит непререкаемый авторитет? Как обустроит дом? Как научит молодых?

    Сколько людей безгранично его уважали! Горожане старались именно его пригласить домой для консультации и лечения домашних животных. Подобное отношение дорогого стоит! В состав скольких санитарно-административных комиссий он входил! Старался для всех и для ставшего родным города. Дома часто появлялся позже обычного.

    Заведующий ММКС (Мясо-молочной контрольной станцией), эпизоолооолог, Ветеран труда, член профсоюза служащих МТС и земорганов, заведующий Райветлечебницей Енисейского района – так достойно подошел Николай Иванович Орса к выходу на пенсию.

    А.И. Кытманов в своей «Летописи…» посвятил не одно упоминание бытовой стороне жизни города и уезда. Ближе к описываемому периоду, например, в 1872 году из Енисейска в Бирилюсы отправлено на пароходе небывалое количество скотских кож; в 1873 году – случилась эпидемия сибирской язвы; в округ был командирован губернский ветеринар Д. в 1888 году: «До сих пор в Енисейском округе не было ветеринара, несмотря на то, что в округе считалось 37624 лошади.»

    А сколько домашнего скота было у енисейцев в XX веке! «… Когда я прихожу с туристами в Спасскую Церковь, всегда стараюсь показать им интереснейшую икону, посвящённую Святым мученикам Флору и Лавру. Рассказываю историю, с этим связанную, а также, что в стране есть несколько Церквей с таким названием. И тогда гости начинают вспоминать: где установлены памятники лошадям (собакам, буйволам, птицам).»

    31 августа – памятный день. В 2011 году Святейший Патриарх Кирилл своим указом благословил считать церковным праздником ветеринаров День памяти святых мучеников Флора и Лавра.

    М. Лысаковская,

экскурсовод